melanyja (melanyja) wrote,
melanyja
melanyja

Category:

С царем и за царя. Составитель О.Т. Ковалевская. Под ред. К.К. Мельник-Боткина


С царем и за царя. Составитель О.Т. Ковалевская. Под ред. К.К. Мельник-Боткина
Книга о царских слугах, погибших вместе с Государем в Ипатьевском доме в Екатеринбурге. Собраны материалы биографий Алоизия Труппа, Анны Демидовой, Ивана Харитонова, Евгения Боткина. Приводятся дневник Анны Демидовой и записки доктора Боткина о русско-японской войне. Автор также рассматривает понятие "слуга", делая акцент на профессионализм, преданность и почетность службы. Все царские слуги были большими профессионалами в своем деле, исполняли свой долг на государственной службе. В наши дни эти качества не могут не вызывать уважения. Царские слуги добровольно следовали за Государем в ссылку и отказывались покинуть его несмотря на угрозы большевиков, последние месяцы они вызвались служить Государь бесплатно. Также среди слуг Николая II было распространено мнение, что пока они, простые люди, будут при Государе, с ним ничего не посмеют сделать. Однако для революционеров эти верноподданнические чувства "трудового народа" вызывали наибольшую неприязнь.

Об. Алоизии (Алексее) Егоровиче Труппе (1856-1918) автор набрал немного материала. Это сведения из формулярного списка, потомственный почетный гражданин, присходил из крестьян Витебской губернии, дер. Колноголы Режицкого уезда. Сведения из картотеки Полицейского управления Санкт-Петербурга скудны, ибо А.Ю(рьевич) Трупп не совершиз никаких правонарушений. На службе при дворе оказался после отбытия воинской повинности (как и А.А.Волков, камердинер императрицы). Сохранились фотографии, где А.Е. Трупп гуляет с царскими детьми, когда они были маленькими. Автор приводит скупые заметки о лицах, посещавший царскую семью уже в заточении, где говорится о вежливости и четкой работе царского камердинера, который пытался выполнять поручения Государя по налаживанию быта в условиях ареста. Трупп несколько раз отказывался покинуть царскую семью и добровольно вызвался последовать за ними в ссылку. Трупп был католиком, но есть упоминания, что он помогал священнику на последней службе, которую позволено было посетить Романовым в Екатеринбурге накануне убийства. Латыш по национальности среди охранников-большевиков в Тобольске он встретил своего племянника, сына родного брата, из группы латышских стрелков. Так среди латышей были не только революционеры, но и преданные Государю люди.






Анна Степановна Демидова (1878-1918) происходила из семьи земского деятеля города Череповца. Ко двору попала в 1901 г. после того, как её вышивка на выставке работ заинтересовала императрицу Александру Фёдоровну. За службу ей было пожаловано потомственное дворянство. А.С. Степанова знала иностранные языки, играла на фортепьяно, обладала также большими хозяйственными навыками. В книге приводится её дневник, который показывает простую обычную женщину, но имеющую свое мнение. Записи о хозяйстве (купила чашки, отдала бельё прачке) и суждения о политике "О Боже! Объявлена "Республика" во главе с Керенским, и это до Учредительного собрания".

Евгений Сергеевич Боткин (1865-1918) - дед редактора книги К.К. Мельника, потому опубликовано много фотографий из семейного архива, писем, записки с Японской войны, после которых императрица пригласила доктора быть лечащим врачом наследника. Этому человеку выпало больше всего испытаний. В ссылке он страдал почечными коликами, но в первую очередь уделял внимание здоровью своих подопечных. Он потерял на войне сыновей, но сосредоточился на страданиях цесаревича. От атеизма в студенческие годы он прошел путь к глубокой вере. Он знал о готовящемся убийстве, но не покинул царскую семью. Он лучше всего понимал происходящее, и убийство такого человека является прямым укором революции, которой не нужны были честные люди и профессионалы.

Также профессионалом был повар Иван Михайлович Харитонов (1870-1918). Его отец работал в дворцовой полиции и определил сына на службу в ученики повара. НЕсмотря на работу при дворе И.М. Харитонов был призван на военную службу, 4 года служил во флоте, а затем вернулся к работе. Был направлен на повышение квалификации в Париж, где подружился с ведущими французскими рестораторами. При дворе Харитонов готовил как обычные блюда для ежедневных обедов, так и изысканные кушанья для банкетов "дыни-гляссе, парфе из земляники". А в условиях нехватки продовольствия в ссылке в Екатеринбурге Харитонову приходилась делать "суп из топора", но и здесь он пытался скрасить тяжелое время - например, сделал пирог из макарон. У Харитонова была большая семья, с которой он расстался, следуя за царской семьёй в Екатеринбург. Правнук Харитонова - известный историк-монархист П.В. Мальтатулли.

Tags: Николай II, история, литература
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 25 comments