melanyja (melanyja) wrote,
melanyja
melanyja

Categories:

Теофиль Готье. Путешествие в Россию

Первая часть книги написана по итогам путешествия французского писателя в Россию зимой 1858-59 гг. Вот 150 лет прошло. Многое изменилось. Нам предстаёт картина совершенно другой жизни. Но ощущения путешественника удивительно знакомы.

Вот что автор пишет у путешествии на пароходе из Любека в Петербург. Это был кратчайший путь из Европы в Россию, но сопряженный с некоторым волнением, в прямом и переносном смысле.

Оказавшись в открытом море, даже самые легкомысленные, самые смелые и искушенные испытывают некое чувство, отвечающее торжественности момента: вы покинули землю, где, безусловно, смерть может поразить вас, но где, по крайней мере, почва не разверзается под вашими ногами. Вы бороздите огромную соленую равнину, поверхность пропасти, в чреве которой столько погибших кораблей. От кипящей бездны вас отделяет лишь тонкая доска или слабая обшивка, которую строптивая упрямица волна может пробить, приподнять. Достаточно самой малости, внезапно налетевшего ветра, чтобы судно опрокинулось, и тогда ваше умение плавать только продлит агонию.
К подобным мрачным мыслям вскоре примешивается смутное недомогание, позывы морской болезни. Кажется, что враждебная стихия отбрасывает вас, как нечистоты, стремясь прибить к прибрежным водорослям. Исчезает воля, расслабляются мускулы. Вокруг вас искаженные, мертвенно-бледные, зеленые лица: губы становятся фиолетовыми и краска сбегает со щек, задержавшись лишь на кончике носа. Тогда каждый хватается за свою аптечку.
Отрывая вас от созерцания этой картины, слуга приходит предупредить, что обед подан. Спуститься вниз по лестнице – не простая операция: ступени прыгают под вашими ногами, а стенки отшвыривают вас, как ракетки – теннисный мяч. Наконец вместе с несколькими отважными людьми вы усаживаетесь за стол. Едите вы осторожно, рискуя выбить себе зубы вилкой, ибо корабль танцует все сильнее. Когда с предосторожностями эквилибриста вы пытаетесь что-нибудь выпить, ваш напиток самым естественным образом показывает вам пьесу Леона Гозлана «Буря в стакане воды».


Первые впечатления от страны происходят на границе. Для Теофиля Готье – это Кронштадт. Там он видит первых русских, который производят на него большое впечатление с одной стороны, традиционностью, с другой стороны, знаниями.


От здания с греческим фронтоном – кажется, таможни или полиции – отплыли лодки, гребя к нашему пароходу, бросившему якорь на рейде. Сейчас же мы все собрались на палубе, а в лодке, которая, вероятно, ожидала пассажиров, выходивших после соблюдения всех формальностей в Кронштадте, я заметил первого мужика. Это был человек лет двадцати восьми или тридцати, с длинными, причесанными на прямой пробор волосами, длинной светлой, слегка вьющейся бородой, какую живописцы любят изображать на портретах Христа. Ладный и стройный, он легко орудовал своим длинным веслом. На нем была розовая рубаха, перетянутая поясом, а ее подол поверх штанов походил на низ изящного кителя. Штаны из синей материи, широкие, в густую сборку, были заправлены в сапоги. Головной убор состоял из плоской шапочки с расширяющимся кверху отворотом. Эта пока единственная модель уже подтвердила мне правдивость рисунков русских, изображающих русских.

Подплыв в лодке, таможенные и полицейские чиновники в длинных рединготах, с русскими фуражками на головах, большинство в орденах и медалях, поднялись на палубу и очень вежливо занялись исполнением своих служебных обязанностей.
Нам предложили спуститься в салон, чтобы там получить паспорта, которые при отплытии парохода мы сдали капитану. Здесь были англичане, немцы, французы, греки, итальянцы, люди других национальностей. К моему великому удивлению, офицер полиции, совсем молодой человек, обращался к каждому пассажиру на его родном языке и отвечал англичанину по-английски, немцу по-немецки и так далее, ни разу не перепутав национальности.





Мне очень понравилось описанием Теофилем Готье тех чувств, которые испытывает путешественник, оказавшись в новом городе. Это такси (извозчик), гостиница, первая прогулка.

После того как были выполнены все формальности, я свободно мог отправиться в город. Множество дрожек и возков для багажа ожидало перед таможенной конторой, и извозчики могли быть уверены, что получат седока. Я хорошо запомнил по-французски название места, где мне рекомендовали остановиться, но беда была в том, как его перевести кучеру на русский язык. Тут появился возница – слуга из тех, что, не зная ни одного иностранного слова, постепенно составляют для себя некий франкский язык. Он увидел мое затруднительное положение, кое-как понял, что я хотел бы добраться до гостиницы «Россия», к господину Клею.

Только что я вышел из-под власти величественного и молчаливого царства морских пучин, и теперь вихрь людской суеты и суматоха большой столицы несколько оглушили меня: словно во сне, вы двигаетесь среди незнакомых предметов, жадно стремясь все увидеть, вы не видите ничего, вам кажется, что вы все еще качаетесь на волнах, особенно когда вас бросает из стороны в сторону и трясет на такой повозке без рессор, как роспуски, да еще по неровной мостовой. Но, несмотря на самую жестокую тряску, я ничего не терял из виду и пожирал глазами все новые картины, проплывавшие передо мною.

Первый и бесцельный выход в незнакомый город, о котором вы долго мечтали, – одно из самых ярких впечатлений путешественника. Оно с лихвой искупает усталость от дороги. Итак, я иду медленным шагом вдоль тротуара, спускаясь по Невскому проспекту в сторону Адмиралтейства. Я смотрю то на прохожих, то на ярко освещенные лавки либо погружаюсь взглядом в подвалы, напомнившие мне берлинские погреба или гамбургские туннели.



Читаешь это и мысленно начинаешь путешествовать. Завтра тоже собираемся в дорогу с таможней и гостиницей.
Tags: литература, путешествия
Subscribe

  • Прогулка по киевским улицам с элементами модерна

    После Киево-Печерской Лавры доехали до Мариинского парка, но гулять по него времени не было. Сфотографировали только памятник Ватутину. А затем…

  • Некоторые заметки о путешествии в Киев

    Туда и обратно ночным поездом на 2 дня – это сложно, конечно, и график поездки получился напряженным (официальным языком). Но разница в поездах была…

  • Киево-Печерская Лавра

    Раньше не бывала в Киеве зимой. А тут было странное чувство – из московской зимы попали в межсезонье. Во время прошлой поездки в Киев пожалели,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments