melanyja (melanyja) wrote,
melanyja
melanyja

Category:

Как и положено работнику избирательной комиссии в понедельник я целый день сплю.

А что было вчера?
Рабочий день начался в 7.00, следовательно, подъём в 5.45.
А накануне в субботу тоже была работа – подпись и печати на бюллетенях. В участковой комиссии нас, независимых, было двое. Ещё двое не из школы, но об их независимости говорить было сложно. Девчонка – представитель от Единой России, и один пожилой ветеран Чернобыля, по факту много лет работавший в разных избирательных комиссиях. Что интересно, участники УИК от партий «Гражданская платформа» и «Патриоты России» были учителями этой школы, в общем – с этими партиями всё ясно.
Вернёмся к 8 сентября. Итак, в 7 утра все собрались в школьном классе около помещения для голосования.

Обстановка несколько натянутая.
Мне приходилось работать в комиссиях в 1990-е. Тогда тоже участники были разных политических взглядов и из одной организации было большинство. Но относились дружелюбно. А тут – какое-то напряжение, шушуканье, люди стали закрытыми.

В 8.00 начинается работа комиссии.
Сидим спиной к окнам, холодно, все шарфы идут в дело.
Появились первые избиратели. Кто-то спешит утром на работу.
Пришла весёлая пенсионерка, обматерившая всю политику, сторонница Мельникова.
Небольшое затишье около 9 часов. Потом с 10 постепенно народ потянулся. Какими-то волнами, то никого, то вдруг ко всем книгам по 2-3 человека.

На участке двое ребят из команды Навального. Они внимательно следят за процессом, хорошо ориентируются в избирательном процессе и законах, контролируют каждый шаг комиссии. Также двое пенсионеров – наблюдатели от Собянина, по очереди сидят в уголке, скучают. В 20 часов по окончании выборов никто из них не остался на подсчёт голосов.

Начинается первое голосование на дому. Представители от Навального ходили с каждой группой. Списки были во многом составлены собесом. Некоторые люди не заказывали домой голосование, некоторые вообще нет в Москве, в одной квартире два инвалида уже больше года где-то в псих.больнице, но от их имени была заявка. Некоторые из списка на дому пришли домой сами и про заявку не слышали. А кто-то через Собес заявку подал, а в список не попал. В общем, проблема была именно в составлении списка. Список с теми, кто уехал, в ПНД, не бывает дома – за них можно было бы легко «оформить» голоса. Но не сейчас.

Днём избиратели тоже идут мало. Многие пожилые приходят с письмами от Собянина в руках. Никто из них не задумывается, что пользуясь личными данными москвичей, полученными из соц.защиты, Собянин нарушает закон.

Многие жители не находят себя в списках избирателей. До выборов писали, что списки сократили, как будто по городу прошла эпидемия - http://lenta.ru/articles/2013/09/02/dushi/ Зачем это надо было? Ведь 51% мэра не зависит от явки.

Написала по этому поводу заявление в ТИК, нашли в интернете форму по неправильному составлению списков избирателей. На нашем участке таких было более 30. (С учетом, что пришло всего 650).

Впервые голосующим выдаётся Конституция. В тонкой бумажной обложке, но с золотыми буквами. По закону о выборах подарки запрещены, поэтому если где-то выдавали флэшки или блокноты – не совсем законно. За кого голосовали впервые голосующие – скажу потом.

На нашем участке благодаря общественному контролю, всё было по закону. И это показывает – как хорошо, если комиссия формируется из разных людей. И ещё – если всё по закону, то получается легко, на самом деле, и чётко. Процедура голосования в избирательном законодательстве прописана хорошо.

Кстати, паспортные данные в список избирателей имеет право вносить сам гражданин, сотрудник комиссии должен ему это предложить, и если гражданин отказывается, то тогда работник комиссии вписывает. Мы всех спрашивали. Кажется, на других участках эта процедура не соблюдалась.

Питание сотрудников комиссии по талонам в школьной столовой. Ерунда, картошка твёрдая, недоваренная, мясо жёсткое. Хорошо, что у меня с собой был паёк, который вежливо согласились разогреть в столовой в микроволновке.

К 20 часам проголосовали последние избиратели. Явка 25%. В книге остался один незаполненные лист, на некоторых листах было 2-3 подписи. Одна семья пришла голосовать около 19 часов. Посмотрев на пустой лист, они сказали: двор машинами заставлен, а голосовать никто не пришел.
Верное наблюдение. По своему дому скажу: многие сдают квартиры и здесь не живут, не пришли также алкоголики, слушатели громкой музыки и подъездные курильщики. Зато пришел сосед сверху, и мы с ним обсудили протечку в стене, очень конструктивно.

20 часов – участок закрылся. Пересчитываются и гасятся бюллетени. Кое-кто из членов комиссии хотел параллельно по книгам подсчет вести, по привычке, но председатель остановила, потому что по закону всё по очереди делается.
Данные по книгам подсчитывались по нескольку раз, что-то не сходилось, потом выяснилось – не сошлись данные по избирателям, голосовавшим в больнице. Ошибку нашли, и можно переходить к подсчёту голосов в урнах.

Когда урна вскрывается, бюллетени посыпались на стол, мелькал крестик у фамилии Собянина. По опыту мне стало ясно, что у него явное большинство. Но при подсчёте у Навального тоже оказалось немало. У нас соотношение 55% - 26%. Наблюдатели от Навального несколько приуныли. Но я им сказал, что раньше на нашем участке кандидаты ЕдРа набирали по 90%. Прогресс есть.

Дальше формальности. Заполняется протокол, получаем копии. Итоговое заседание на пару слов. В ТИК поехал один из наблюдателей Навального, в 1 час ночи он написал смс, что протокол сдан в ГАС-выборы. Можно ложиться спать.
Комментарии по полит.технологиям будут потом.
Tags: заметки о жизни, политика
Subscribe

  • Kelsey Wilson-Lee. Daughters of chivalry. The forgotten children of Edward l.

    Английская книга про пять дочерей короля Эдуарда Первого. Забытые дети - подзаголовок, ну скорее малоизвестные. На примере их жизни автор…

  • Валерия Пришвина. Невидимый град.

    Москва, Волшебный фонарь, 2009. Воспоминания жены М.М. Пришвина о молодости и жизни до встречи с писателем. Очень интересны как документ эпохи…

  • Валентина Миланская

    Эмиль Колла. Жизнь Валентины Миланской, герцогини Орлеанской. Париж, 1911. Спб, 2018. Автор начала ХХ века, книга написана так, что хочется лезть в…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments

  • Kelsey Wilson-Lee. Daughters of chivalry. The forgotten children of Edward l.

    Английская книга про пять дочерей короля Эдуарда Первого. Забытые дети - подзаголовок, ну скорее малоизвестные. На примере их жизни автор…

  • Валерия Пришвина. Невидимый град.

    Москва, Волшебный фонарь, 2009. Воспоминания жены М.М. Пришвина о молодости и жизни до встречи с писателем. Очень интересны как документ эпохи…

  • Валентина Миланская

    Эмиль Колла. Жизнь Валентины Миланской, герцогини Орлеанской. Париж, 1911. Спб, 2018. Автор начала ХХ века, книга написана так, что хочется лезть в…