melanyja (melanyja) wrote,
melanyja
melanyja

Анри Труайя. Достоевский.

«Романизированная» биография читается довольно легко. Автор приводит цитаты из мемуаров близких к писателю людей, даёт выдержки из критики литературных произведений.

Что меня поразило больше всего. Это ничтожность «дела Петрашевского», за которое Достоевский выслушал смертный приговор. Как-то в советское время при разборе творчества Достоевского обычно подчеркивалось, что писатель участвовал в революционном кружке, за что был сурово наказан. Однако кружок представлял из себя какую-то болтовню, ну критиковали чиновников в целом, мечтали об освобождении крестьян. Говорили, что нужно не болтать, а делать, но всё равно болтовня. Труайя описывает, что к Петрашевскому был заслан провокатор от 3 отделения, который долго ничего не мог найти противозаконного, и написал донос о чтении переписки Белинского и Гоголя. Причем сам автор провокационного письма Белинский не был арестован, и умер собственной смертью в Петербурге. А читатели этих писем попали в тюрьму по личному указанию Николая I, причем арестованы даже слабо причастные к чтению писем, просто заходившие когда-то на литературную беседу.

Первые два месяца подозреваемые просто сидели в камере без всякого общения (для психологической обработки), отчего один арестованный сошел с ума. А потом Следственная комиссия не нашла в их действиях состава преступления, признавая – что всё это только болтовня. Труайя приводит выписку из заключения: «Все сии собрания, отличавшиеся вообще духом, противным правительству… не обнаруживают ни единства действий, ни взаимного согласия и к разряду тайных организованных обществ они тоже не принадлежат». Однако не просто же так держали два десятка дворян пять месяцев в тюрьме? Следствие продолжено, и вот уже другой трибунал выносит нужный обвинительный приговор. И Николай I лично вникает сценарий имитации казни, чтобы «преподать полезный урок «безрассудным юнцам», как пишет Труайя, но при этом император «утратил чувство меры». И невиновные люди подвергнуты испытанию, от которого опять кто-то сходит с ума, а потом получают сроки, отправлены на каторгу. Да, талант Достоевского в этих испытаниях развился, но какой ценой? И стоит ли называть революционной деятельность группы людей, попавших под государственный пресс?
Tags: литература
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 19 comments